Трагедия Ходжалы - страница 3

^
ПРИЧИНЫ ШТУРМА ХОДЖАЛУ
Территория провозглашенной 2 сентября 1991 года Нагорно-Карабахской Республики ко времени подавления огневых точек в Ходжалу уже свыше двух лет находилась в осаде. К тому же, большинство жителей уже упомянутых 24 депортированных сел в основном нашли приют в Степанакерте. Вместе с ранее прибывшими армянами из Азербайджана, спасшимися от погромов и резни в Сумгаите, Баку, Мингечауре и т.д., число обосновавшихся в Нагорном Карабахе беженцев, депортированных и насильственно переселенных превысило 35 тысяч человек, что составило около 25 процентов от общего населения НКР.

С весны по осень 1991 года армянские населенные пункты Нагорного Карабаха практически ежедневно подвергались разбойным нападениям вооруженных отрядов азербайджанской милиции. За этот период ими были захвачены в заложники свыше 700 человек из числа мирного населения, угнаны десятки тысяч голов домашнего скота, сожжены тысячи гектаров хлебных посевов. Большая часть Нагорного Карабаха была лишена электроэнергии и водоснабжения.

С сентября 1991 года жилые кварталы Степанакерта и многих пограничных поселений НКР подвергались ежедневным беспрерывным обстрелам с применением артиллерии и модифицированных противоградовых ракетных установок “Алазань” и “Кристалл”. С января 1992 года к используемому против мирного населения оружию прибавились и запрещенные для применения против населенных пунктов реактивные установки залпового огня БМ-21 “Град”. С середины февраля 1992 года только на Степанакерт ежедневно обрушивались до 160 снарядов “Града” и 55-60 “Алазани”. [6]

Спустя два года госсекретарь Азербайджана Лала Шовкет Гаджиева будет упрекать скучившихся на берегу Аракса азербайджанцев следующими словами: “Свыше ста дней мы ежедневно днем и ночью бомбили Степанакерт, но армяне не покинули своих домов, вы же бежите уже тогда, когда разрывов армянских снарядов и не слышно”. [7] Не будем сетовать на невнимательность высокопоставленной дамы - Степанакерт бомбили гораздо больше ста дней - для нас важнее сам факт признания официальным Баку санкционированных бомбардировок жилых кварталов столицы НКР.

В результате продолжительной осады, наличия большого числа беженцев, а также огромных сельскохозяйственных потерь, в НКР, особенно в столице государства, начался голод. Положение усугублялось еще и отсутствием горючего для транспорта, без чего доставка продуктов из сравнительно благополучных сел в город была невозможна. Отметим также, что подразделения ОМОН Азербайджана перекрыли практически все внутрикарабахские дорожные артерии. Таким образом многие населенные пункты Арцаха оказались в двойном кольце осады. Единственной надеждой армян осталась вертолетная связь с Арменией, которая, естественно, не могла решить всех проблем с продовольствием, особенно если учесть большое количество раненых и необходимость доставки медикаментов.

21-25 января была в Степанакерте. В городе по-прежнему нет ни электричества, ни воды. Вода достается с таким трудом, что стыдно пить чай. Талоны на продукты отоваривать нечем. В городе уже есть случаи опухания от голода... Степанакерт напоминает кинохронику блокадного Ленинграда”. [8]

Жители НКР, спасаясь от смертоносных снарядов, вынуждены были жить в неприспособленных подвалах, вследствие чего в населенных пунктах республики резко возросло количество инфекционных болезней и увеличилась общая смертность. Все медучреждения НКР также были перемещены в подвальные помещения. В результате обстрелов, отсутствия электроэнергии и сырья в Нагорном Карабахе прекратилось функционирование всех, без исключения, промышленных предприятий, в т.ч. и тех из них, что обеспечивали население продуктами питания: завод хлебобулочных изделий, мясокомбинат, молочный комбинат...

Для спасения голодающего населения республики, заполучения возможности завозить извне продовольственные товары и оказания населению элементарной медицинской помощи необходимо было разблокировать единственный в НКР аэропорт, находящийся в районе азербайджанонаселенной деревни Ходжалу. Отметим, что А. Муталибов прекрасно понимал жизненую важность ходжалинского аэропорта для населения НКР. Именно поэтому он распорядился разрушить взлетно-посадочную полосу и аэродромное оборудование, хотя приказ так и остался невыполненным. [9]

Необходимость штурма Ходжалу диктовалась еще и накопленным там оружием именно наступательного действия. Руководство НКР обязано было пресечь готовящуюся операцию вооруженных сил Азербайджана по штурму армянского районного центра Аскеран и, наверняка, Степанакерта.

К моменту штурма Ходжалу в распоряжении азербайджанских сил поселка находились две боевые ракетные установки реактивного залпового огня БМ-21 “Град”, четыре модифицированные установки реактивных ракет “Алазань”, одна стомиллиметрового калибра пушка и три единицы бронетехники. [10] Вся эта техника была расположена в жилых кварталах Ходжалу, откуда и велся разрушительный обстрел армянских населенных пунктов.

О том, что в Ходжалу готовились к собственному наступлению на Аскеран и Степанакерт, свидетельствует командир отряда добровольцев Ходжалу Эльбрус Алиев. “В тот день, то есть 25 февраля, мы получили сообщение из Агдама о том, что в 5 часов (речь о 17-00 - Г. Д., Л. М.-Ш.) наши начнут наступление. Мы с нетерпением ждали начала наступления. Но из Агдама ни слуху, ни духу.” [11]

О готовящемся в конце февраля наступлении азербайджанских подразделений Агдама на Аскеран поведал и мэр Ходжалу.

Но для азербайджанских властей не стала неожиданностью и военная операция армянских подразделений по подавлению огневых точек в Ходжалу. Об этом азербайджанская сторона была уведомлена по телевидению еще за два месяца до штурма. В московской газете «Известия» об этом писал и азербайджанский автор Ариф Юнусов. До штурма по радиосвязи азербайджанским силам было предложено вывести из поселка мирное население. Это же предложение было сделано азербайджанским властям в Баку. Фактически о том, что на Ходжалу готовится нападение, все заинтересованные институции и организации были оповещены загодя, что подтверждается данными азербайджанских СМИ. [12]

Вот откровение одной из жительниц Ходжалу, данное Helsinki Watch 28 апреля 1992 года: “Армяне выдвинули ультиматум… что для жителей Ходжалу лучше оставить город с белым флагом. Алиф Гаджиев (руководитель обороны Ходжалу – Г. Д., Л. М.-Ш.) сообщил нам об этом 15 февраля (за 10 дней до штурма ! – Г, Д., Л. М.-Ш.), но это не испугало меня и других. Мы никогда не верили, что они смогут взять Ходжалу”. [13]
Однако в результате этих предупреждений большая часть мирного населения Ходжалу, осведомленная о готовящемся штурме, заблаговременно перебралась в безопасное место. Массовый исход населения из Ходжалу неоднократно визуально фиксировался военной разведкой НКР, а также широко освещался по азербайджанскому радио и телевидению. При этом азербайджанская пресса целенаправленно формировала отрицательное отношение к покидающим деревню жителям Ходжалу и постоянно клеймила их позором. Отметим, что покидали превращенный в город Ходжалу в первую очередь именно насильно переселенные люди, хотя им постоянно чинились препятствия. Больше того, уже предупрежденная армянской стороной городская администрация Ходжалу просила о помощи в эвакуации населения, но тщетно. Так, мэр Ходжалу в интервью московской газете «Мегаполис - экспресс» отметил, что “после получения известия о готовящей операции по взятию города, я попросил Агдам отправить вертолеты для эвакуации стариков, женщин и детей. Нас уверяли, что готовится операция по разблокированию. Нo помощь так и не оказали.” [14]

Итак, армянская сторона предупреждала о грядущем наступлении, однако ничего, чтобы вывести из города мирных жителей, азербайджанской стороной сделано не было. Не было попыток вывезти население вертолетами, хотя армяне и предоставляли такую возможность. Как рассказывают уцелевшие бойцы азербайджанских отрядов, «оборонявших Ходжалу, задолго до кровавых собитий они перестали получать продовольствие, медикаменты, боеприпасы. И в ту ночь атакующего под прикрытием бронетехики противника они вунуждены были встречать почти голыми руками. Вольно или нет, развязка готовилась с обеих сторон». [15]

24 февраля в Агдам звонил мэр Ходжалу Э. Мамедов, который проинформировал о предстоящем нападении и попросил вертолеты чтобы вывести стариков, женщин и детей. “Помощь так и не пришла”. [16]

Как видно жители Ходжалу были попросту оставлены на произвол судьбы. Однако они еще не знали о самом страшном – им предстояло собственной жизнью выплатить дань всепожираещему Молоху, хорошо известному в Азербайджане как БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ.

0924192598642020.html
0924335144702085.html
0924421017850101.html
0924545273342321.html
0924640951168790.html