Джеймс Глассман. Биржи сливаются из-за Интернета1 - Лекции по курсу «Теория ценных бумаг»

^ Джеймс Глассман. Биржи сливаются из-за Интернета1
Мировой фондовый рынок охватила лихорадка. Биржи разных стран сливаются, создают альянсы, совместные предприятия, становятся акционерными компаниями, чтобы повысить рентабельность и облегчить процесс объединения с зарубежными партнерами. Даже такой монстр, как Нью-Йоркская фондовая (NYSE), озаботился вопросом о выпуске собственных акций и сотрудничестве с иностранными биржами.

(О многочисленных альянсах последнего времени см. статью «Биржевая лихорадка» в газете «Ведомости» от 11. 05. 2000, стр. Б1.) Из-за чего весь сыр-бор? Из-за Интернета. Развитие технологий ведет к тому, что традиционные установления устаревают стремительно, а перед нами встают вопросы, которые еще несколько лет назад не пришли бы в голову. Один из таких вопросов: зачем сегодня вообще нужны биржи? Изначально они организовывались как места, где люди могли встретиться и договориться о покупке или продаже сена, пшеницы или акций.

Факт личного присутствия имел принципиальное значение. Но сегодня, когда Интернет может моментально связать продавца с покупателем в любой части света, биржи как таковые можно считать анахронизмом, существующим по инерции, по желанию их сотрудников и регулирующих органов.

Значительная часть торговли акциями сегодня идет через электронные коммуникационные сети (ЭКС). В США на основные ЭКС Instinet и Island — приходится 30% дневного объема торгов на NASDAQ. В Европе биржи тоже испытывают конкуренцию со стороны развивающихся систем электронной торговли — таких, как Tradepoint. Объявляя на позапрошлой неделе о слиянии Лондонской фондовой биржи (LSE) и Немецкой биржи (Deutsche Boerse), Вернер Зайферт, который станет генеральным директором объединенной биржи iX, сказал: «Это [слияние] — наш ответ рынку. Мы теперь — ЭКС».

Это на самом деле не совсем так. ЭКС — это лишь сеть, а не биржа. В США, например, у традиционных бирж есть существенные преимущества. Так, Island, через которую совершается каждая восьмая сделка на NASDAQ, не имеет права распространять через ведущие агентства данные о своих котировках акций, торгующихся на NYSE.

Три года назад Комиссия по ценным бумагам и биржам открыла доступ ЭКС на рынок NASDAQ, чтобы упорядочить торговлю за счет усиления конкуренции. На NYSE же для ЭКС до сих пор существуют значительные ограничения. Между тем старая система торговли отживает свое. Торговый день в Island длится на пять часов дольше, чем на NYSE; в 1999 г. через Island было продано и куплено 26,5 млрд акций на $1,6 трлн. При этом, по словам Мэтью Андерсена, президента Island, для обеспечения работы системы использовался «один старый компьютер Dell размером с большой чемодан». На NYSE специалисты биржи имеют эксклюзивный доступ к информации о всех заказах на покупку и продажу. В Island достаточно зайти на сайт www(точка)island(точка)com — и вы увидите все данные о ценах и количестве торгующихся акций каждой из компаний в индексе NASDAQ.

Электронную торговлю сложнее будет регулировать, но только в традиционном понимании этого слова. Через Интернет компании будут предоставлять инвесторам более полную информацию о своей деятельности и чаще, чем сегодня этого требуют регулирующие органы; не сделавшие этого будут наказаны на рынке. Та же ситуация и с биржами. В новом мире электронной торговли рынки будут открыты 24 часа в день, а конкуренция должна привести к сокращению операционных издержек за счет как снижения комиссионных, так и сужения спрэдов. (WSJ) Джеймс Глассман, научный сотрудник Американского института предпринимательства


^ Хвостик Е. Фондовые биржи ищут партеров2

Процесс консолидации биржевых площадок выходит за рамки континентов. Крупнейшие американские биржи нацелены на поглощение крупнейших европейских площадок. В результате могут быть созданы гигантские трансконтинентальные конгломераты. Однако эксперты предупреждают, что создание бирж-гигантов может снизить уровень конкуренции и негативно отразиться на мировом фондовом рынке.


^ Электронно-островной союз

Тенденция к консолидации мировых бирж сформировалась на рубеже XX-XXI веков. В 2000 году путем слияния Амстердамской, Брюссельской и Парижской фондовых бирж образовалась первая объединенная европейская биржа Euronext. В 2002 году к Euronext присоединились Лондонская международная биржа фондовых фьючерсов и опционов (LIFFE) и Португальская биржа. В 2003 году в результате слияния фондовых бирж Стокгольма и Хельсинки появилась электронная биржа OMX AB. Через два года к этой бирже присоединилась Копенгагенская фондовая биржа. В конце прошлого года, уже на американском континенте, появилась NYSE Group – Нью-Йоркская фондовая биржа купила электронную торговую систему Archipelago. Однако фактически до 2006 года все слияния биржевых площадок были привязаны к одному континенту. Робкие попытки NASDAQ в начале века на пике роста высокотехнологических компаний прорваться в Европу можно не принимать во внимание.

Новый этап консолидации, на этот раз уже межконтинентальной, начался в прошлом году. В первую очередь борьба развернулась за крупнейшую европейскую биржу – Лондонскую фондовую (LSE). Интерес к приобретению LSE проявляли биржи NYSE и Deutsche Boerse, а также австралийский банк Macquarie, однако LSE упорно отклоняла все предложения. В марте этого года американская электронная биржа NASDAQ также подала заявку на приобретение LSE. Но предложенная цена в $4,4 млрд показалась руководству Лондонской фондовой биржи недостаточно высокой. И американцы пошли другим путем. Менее чем через две недели после отказа NASDAQ объявила о покупке 15% акций LSE на свободном рынке за $780 млн, в одночасье превратившись в крупнейшего акционера LSE. С тех пор NASDAQ последовательно увеличивала свою долю в LSE. В первой половине мая ее пакет превысил 20%, что позволило американской бирже включить часть доходов LSE в свои финансовые показатели, а 19 мая американская электронная биржа довела свой пакет акций до блокирующего – 25,1%. Это дает NASDAQ право блокировать любое стратегическое решение правления LSE, однако не дает права блокировать предложения о покупке со стороны других акционеров Лондонской фондовой биржи.


^ Крупнейшие фондовые биржи мира




Название

Объем капитализации компаний ($трлн.)

1

NYSE

22,3

2

LSE

9,3

3

TSE

6,8

4

Euronext

4,6

5

NASDAQ

4,6

6

Deutsche Boerse

2,7

Источник: NYSE Group, Reuters


Стремление NASDAQ приобрести именно LSE понятно – это вторая по сумме котирующихся активов биржа в мире после NYSE Group. Причем NASDAQ пыталась объединиться с Лондонской фондовой биржей и раньше – в 2001-2002 годах биржи вели переговоры. Но после того как регулирующие органы США и Великобритании не смогли договориться, как контролировать объединенный рынок, переговоры зашли в тупик.

Приобретая LSE, электронная биржа NASDAQ не сможет обогнать NYSE Group по общему объему котирующихся бумаг – слишком велик отрыв. Но получит возможность существенно сократить отставание. Нарастающая конкуренция между двумя крупнейшими игроками на фондовом рынке США – NYSE и NASDAQ – вынуждает американцев искать возможности расширения за океаном. NASDAQ, торги на которой впервые прошли 8 февраля 1971 года, набрала силу и начала теснить NYSE на волне высокотехнологического бума конца 90-х. Впрочем, из-за последовавшего вскоре краха она так и не смогла перехватить лидерство. В настоящее время на NASDAQ котируются ценные бумаги общей суммой $4,6 трлн. Вкупе с LSE общая сумма котирующихся активов составит почти $14 трлн. Однако рвение NASDAQ, которая в погоне за активами LSE потратила в общей сложности уже более $1,1 млрд, негативно отразилось на самой американской бирже: в середине мая международное рейтинговое агентство Standard & Poor`s снизило кредитный рейтинг долговых бумаг NASDAQ до спекулятивного уровня (BB+). Теперь электронной бирже будет труднее занимать деньги на дальнейшие покупки.


^ Ответный шаг

Еще одним объектом притязаний стала биржа Euronext – на нее претендуют немецкая Deutsche Boerse со штаб-квартирой во Франкфурте и Нью-Йоркская фондовая биржа (NYSE Group). При этом наиболее предпочтительным кандидатом руководство Euronext считает NYSE – об этом было объявлено 23 мая на собрании акционеров европейской биржи. Теперь руководство Euronext собирается выслушать мнение своих акционеров. Причем один из крупнейших акционеров Euronext – хеджевый фонд Atticus Capital, который владеет 9% акций биржи, заявил о своем согласии с руководством Euronext. На прошлой неделе появилась информация о том, что NYSE может заключить сделку с Euronext уже в ближайшие несколько недель. Слухи об этом усилились на этой неделе, когда стало известно о консультациях, которые сейчас проводят глава Euronext Жан-Франсуа Теодор и глава NYSE Group Джон Тейн. Господин Теодор считает, что Euronext сможет быстрее объединить свои мощности с NYSE, чем с Deutsche Boerse. Дело в том, что и у Euronext, и у Deutsche Boerse есть крупные отделения, проводящие торговые операции с деривативами. Именно это обстоятельство, по мнению экспертов, может затруднить или замедлить слияние Euronext и Deutsche Borse.
По мнению экспертов, именно прибыльная торговля деривативами манит американцев к Euronext – одним из наиболее привлекательных ее активов является ее подразделение LIFFE, которое как раз торгует деривативами. В первом квартале 2006 года LIFFE принесла 36% прибыли всей Euronext. У LIFFE уже есть отделения в Париже, Амстердаме, Брюсселе, Лиссабоне, Нью-Йорке и Чикаго, а сегодня будет открыт новый, сингапурский офис биржи. По мнению экспертов, это поможет Euronext расширить бизнес по торговле производными инструментами за счет клиентов Азиатско-Тихоокеанского региона, в частности из таких стран, как Сингапур, Япония, Австралия и Индия.

Если NYSE все-таки купит биржу Euronext, будет образована крупнейшая в мире фондовая биржа. Общая капитализация котирующихся на ней компаний составит гигантскую сумму – почти $27 трлн ($22,3 трлн у NYSE Group и $4,6 трлн у Euronext). В случае объединения Euronext с более крупной NYSE штаб-квартира объединенной биржи будет находиться в Нью-Йорке, ее гендиректором станет нынешний руководитель NYSE Джон Тейн, а господину Теодору, скорее всего, отведут роль непосредственного руководителя европейского подразделения объединенной биржи. В совете директоров будет 11 представителей NYSE и 9 – Euronext.

Однако и Deutsche Boerse не собирается сдаваться. По сведениям осведомленных источников, которых цитирует The Wall Street Journal, председатель правления Deutsche Boerse Курт Фирметц уже договаривается с представителями французских банков BNP Paribas, Credit Agricole и Societe Generale о встрече, в ходе которой планируется обсудить сложившуюся вокруг Euronext ситуацию. Вместе с франко-бельгийским банком Dexia эти три банка в сумме владеют 11% акций Euronext. Немецкая биржа упирает на то, что штаб-квартира объединенной европейской биржи останется в Европе, и даже готова отдать нынешнему главе Euronext место руководителя объединенной биржи.

Тенденция к консолидации наблюдается не только среди крупнейших бирж мира, но и среди небольших региональных бирж. 25 мая, в ходе Финансового форума стран Южной Европы, президент Афинской фондовой биржи Спирос Капралос заявил о необходимости создания единого фондового рынка балканского региона. Господин Капралос привел в пример объединение Афинской и Кипрской фондовых бирж, что позволило существенно снизить издержки и оптимизировать систему проведения торгов. В числе наиболее перспективных партнеров для Афинской фондовой биржи господин Капралос назвал Бухарестскую фондовую биржу (BVB). Греки полагают, что сочетание афинской и бухарестской фондовых бирж сделает фондовый рынок Южной Европы более привлекательным для западных инвесторов. За более тесное сотрудничество фондовых рынков Южной Европы высказался и директор Венской фондовой биржи Флорин Бурнар. Но в отличие от руководства Афинской биржи, господин Бурнар предлагает развивать сотрудничество при сохранении независимости бирж. В свою очередь, глава BVB Септимиу Стоица заявил, что, по его мнению, консолидация фондовых рынков южноевропейского региона должна проходить по пути, который лежит между тем, что предлагает глава Афинской биржи и глава Венской биржи.


^ Погоня за ветром

По мнению наблюдателей, конечным итогом консолидации фондовых бирж может стать образование нескольких транснациональных гигантов, которые будут совмещать традиционную напольную торговлю с системой электронных торгов. Примером такого гибрида уже является NYSE, которая после приобретения электронной торговой площадки Archipelago избавилась от имиджа консервативной биржи, ведущей в XXI столетии торги с использованием напольной системы вековой давности. Есть и более прагматичное объяснение, почему традиционные биржи, долгие годы игравшие ведущую роль на мировом финансовом рынке, вдруг решили обзавестись системами электронной торговли ценными бумагами: за последние 20 лет электронные биржи привлекли большое число клиентов, лишая традиционные биржи части прибыли. Пожалуй, самым ярким примером является NASDAQ, с которой предпочитают сотрудничать крупные высокотехнологичные компании с многомиллиардными оборотами, такие как Google, Dell, eBay, Sun Microsystems и др. Биржа NASDAQ является самой крупной электронной биржей в мире – на ней котируются 3300 компаний, а ее преимущества – быстрота операций, относительная дешевизна и доступность для небольших компаний – создают реальную угрозу лидерству NYSE. Помимо увеличения объемов котирующихся бумаг, у фондовых бирж есть еще одна причина объединения, причем некоторые эксперты полагают, что эта причина является главной. Дело в том, что, объединяясь, биржи существенно снижают свои издержки, совмещая свои технологические платформы и используя совместный опыт ведения торгов.

При этом если региональная консолидация фондовых рынков выглядит логичной, то попытки создать трансатлантические мегабиржи уже вызывают у ряда экспертов вопросы о целесообразности. По мнению обозревателя агентства Bloomberg Мэтью Линна, европейские биржи не очень-то нуждаются в объединении со своими американскими коллегами, поскольку и без них показывают неплохие результаты, привлекая к себе крупных клиентов. Американские же биржи в последнее время пострадали от ужесточения норм, регулирующих деятельность финансовых рынков. И главной причиной этого называется неоднозначный закон Сарбэйнса–Оксли, принятый в 2002 году, после скандального банкротства корпорации Enron. Ужесточение законодательства привело к тому, что в 2005 году из десяти крупнейших первичных размещений в мире ни одно не было зарегистрировано в США. Кроме того, создание бирж-гигантов может снизить уровень конкуренции и тем самым негативно отразиться на мировом рынке предоставления услуг по торговле ценными бумагами.


0933683453502609.html
0933782242516931.html
0933900728751989.html
0934017103344486.html
0934144105601457.html