Глава 7 - Тимоти Лири деструктивные психотехники

Глава 7 - Тимоти Лири деструктивные психотехники

Глава 7 ^ Почему люди вступают в секты?
Немного об этологии и социобиологии

В секты уходят абсолютно непохожие друг на друга люди. У них разный темперамент, воспитание, образование, социальное положение и возраст. Хотя некоторые перед вступлением в секту проявляли повышенную эмоциональную возбудимость, в подавляющем большинстве это были абсолютно нормальные, уравновешенные и психически здоровые люди. Зачастую новообращенные молоды, то есть их установки и ценности еще не успели оформиться и стать устойчивыми. Но обычно контингент сект состоит из интеллигентных, воспитанных, интеллектуально развитых, хорошо образованных, тяготеющих к знаниям, идеалистически настроенных, любознательных и стремящихся к духовному развитию и бескорыстному служению людей. Было бы неправильно назвать их неудачниками или мечтателями, потому что среди них много предприимчивых и способных людей.

Секта — это бизнес, поэтому туда пытаются завербовать и квалифицированных специалистов, которые способны возглавить различные службы, придать организации должную респектабельность и успешно вести дела, не получая денежного вознаграждения за свой труд.

Проблема «неблагополучных семей», из которых молодые люди уходят в секты, сильно преувеличена. Дело не столько в семье, сколько в уровне мастерства вербовщика, сумевшего проявить талант психолога, дар убеждения и интуитивно почувствовать, как подойти к человеку и его проблеме.

Попадая в секту, некоторые люди думают, что получат возможность выразить себя и найти применение способностям, которые не были востребованы в семье или в общественной жизни. Как правило, это коллективисты, которые испытывают непреодолимое желание жить и работать в команде. Когда человек не удовлетворяется существующим положением дел и ищет в отношениях с людьми большей глубины и содержательности, он становится более уязвимым, что делает его легкой добычей вербовщика.

Но на практике эти идеалистически настроенные люди редко получают возможность реализовать себя в секте. Жизнь в секте лишь предполагает коллективные действия и потенциальную возможность созидательной деятельности, она лишь демонстрирует внешние преимущества «сплоченности», возникающей при интенсивном групповом опыте.

Среди завербованных в секты можно также встретить молодых идеалистов, которые стремятся доказать собственную независимость, проявить индивидуальность и отстоять право на собственной мнение в семье. Восставая против семейных и общественных ценностей, они пытаются самоутвердиться через уход в секту. Но парадокс заключается в том, что, эти оппозиционеры и бунтари лишаются в секте индивидуальности, так как их генетическая семья подменяется суррогатной семьей в лице лидера и руководства секты, от которых они становятся еще более зависимыми.

Некоторые люди вступают в секты в результате длительных поисков собственного Пути, завершив искания приемлемого для них вероисповедания. Активный поиск всеобъемлющего туннеля реальности часто свидетельствует о желании разрешить глубокий внутренний конфликт, связанный с попыткой найти смысл, место и предназначение в жизни. Такие люди могут из пятидесятников стать сайентологами, потом саньясинами Ошо, резко перейти в стан агностиков, затем обратиться в неоиндуизм, увлечься шаманизмом, стать убежденным поклонником трансцендентальной медитации, «миссионером Божественного Света» или мунистом. При этом для многих искателей выбор секты, в которую они вступают, зависит не столько от особенностей ее идеологии, сколько от случайного стечения обстоятельств. Их внимание может привлечь любая секта, если они в нужное время и в нужном месте встретят людей, представляющих эту секту.

Ряд людей принимает систему идеалистических убеждений секты, пытаясь отождествиться с кумиром, знаковой фигурой или идеалом, который разделяет похожие убеждения.

Чтобы ответить на вопрос, почему люди вступают в секты, давайте разберемся, почему люди вообще склонны объединяться в группы (о чем свидетельствуют наблюдения за общественной жизнью в самых разных культурах). Без сомнения, инстинктивная потребность объединяться в группы свойственна людям от рождения, потому что все члены группы, в том числе и харизматической, по сравнению с индивидуалистами-одиночками получают ряд эволюционных преимуществ, особенно перед лицом опасности, внешней угрозы и в кризисных ситуациях. Человек испытывает потребность в отношениях, постоянно обеспечивающих позитивные взаимодействия. Тесные взаимоотношения, позволяющие нам чувствовать, что нас эмоционально поддерживают, любят, одобряют и признают, создают ощущение счастья и здоровья.

В то же время пребывание в группе часто противоречит личным интересам индивидуума и порой даже может угрожать личному выживанию. Но тогда почему в процессе эволюции у людей сохранилась эта потенциально губительная для личности черта?

Оказывается, многие аспекты человеческого поведения хорошо объясняются социобиологией, развитой на основе теории эволюции Дарвина Эдвардом Уилсоном. Социобиология применяет принципы эволюции, этологии (науки о поведении животных) и генетики к изучению социальных взаимодействий. С социобиологической точки зрения, сохранение такой черты объясняется тем, что в группе шансы на выживание всех носителей определенного признака увеличиваются по сравнению с шансами на выживание каждого индивидуума в отдельности. Другими словами, совокупная приспособленность дает больше преимуществ, чем приспособленность индивидуальная. Если некоторый признак в рассматриваемой популяции способствует выживанию популяции в целом, мы говорим, что совокупная приспособленность популяции повышается, хотя шансы на выживание любого конкретного индивидуума как носителя этого признака снижаются. Это значит, что вступление в группу способствует повышению совокупной приспособленности. Отдельные личности могут пострадать, пожертвовав собой, но группа в целом, состоящая из носителей этого признака, получает больше шансов на выживание.

Какой психологический механизм определяет склонность присоединяться к харизматической группе и, в частности, вступать в деструктивные секты? Что побуждает людей не только вступать, но и оставаться в них, зачастую пренебрегая личными интересами? Чтобы это понять, мы должны установить механизм, который привязывает индивида к группе, механизм, заложенный в человеческой физиологии.

Как уже говорилось, чаще всего вербовка оказывается удачной в тот момент, когда человек находится в состоянии импринтной уязвимости, стресса и эмоциональной нестабильности. Стресс стал характерной приметой нашего времени. Люди испытывают стресс на работе и в школе, из-за семейных проблем, проблем со здоровьем, личных переживаний, при переходе на новую работу, смене местожительства, из-за финансовых неурядиц, хронического «безденежья», потери близких или в состоянии полной неопределенности. Обычно наши защитные механизмы помогают нам справляться со стрессом, но бывают периоды особенной уязвимости, когда мы можем подпасть под чье-то влияние. В такие моменты мы способны принять систему убеждений, которая обещает дать нам новый взгляд на мир, придать смысл жизни и поставить перед нами новые цели.

Когда люди вступают в харизматическую группу, они избавляются от стресса, причем, чем ближе они ощущают себя к группе, тем сильнее эффект облегчения и тем меньше стресс, который они испытывали до вступления в группу. Отдаляясь от группы, они снова начинают чувствовать себя несчастными и состояние стресса возвращается. Каждый такой эпизод служит эффективным обучающим «экспериментом».

Человек начинает видеть в группе защиту от житейских бурь. В то же время группа действует как психологические клещи: с одной стороны, она оказывает сильное давление, а с другой стороны, избавляет от стресса. Например, нормы группового поведения, которым должен следовать член группы, могут спровоцировать у него стресс. Поскольку он привык считать, что его эмоциональное благополучие зависит от близости к группе, ему ясно: только сохраняя верность группе, он сумеет избавиться от стресса. Это, в свою очередь, делает его более послушным групповым требованиям и воле лидера.

Интересно, что избавление от стресса, которое происходит при вступлении в группу, порождает некий снобизм по отношению к людям, которые в эту группу не входят и, как следствие, — деление людей на «своих» и «чужих». Это значит, что вступление в группу, сопряженное со значительным самопожертвованием, обеспечило их рядом преимуществ, которыми они не намерены делиться с «чужими». Таков способ самозащиты, к которому всегда прибегает истинная харизматическая группа.
^ Глава 8 Наши иллюзии о человеческой разумности, неуязвимости и немного о мифотворчестве человеческого биокомпьютера

Несмотря на пугающую информацию о деструктивных сектах и потенциальную возможность стать пленником одной из них, мы сохраняем полное спокойствие и уверены, что именно нас никто никогда не завербует.

Это происходит потому, что: во-первых, в нашем сознании укоренилось традиционное философское представление (на котором основаны наши современные законы), что человек — существо разумное, мыслящее, ответственное и сознательно контролирующее собственные действия. С одной стороны, такое мировоззрение отвергает возможность манипуляции сознанием разумного человека и его принудительной психической обработки, но, с другой стороны, оно служит ограничителем, который не позволяет исследовать реальность этих феноменов.

Во-вторых, мы свято верим в нашу неуязвимость. Мы не допускаем, что наши мысли, чувства и поведенческие модели могут кем-то контролироваться. Мы считаем, что никто не может нами манипулировать помимо нашей воли. Но это возможно, особенно в периоды «импринтной уязвимости». В этот период человека легко можно перепрограммировать с бормотания «Харе Кришна, Харе Рама» на веру в то, что «Иисус умер за наши грехи» или «Кто не с нами, тот против нас», заставив понять смысл каждой из этих идеологий.

В-третьих, с момента рождения мы испытываем влияние со стороны внешнего мира и общества. Это влияние настолько многосторонне, что возникает искушение считать, что все мы — субъекты манипуляции СМИ, а наше сознание формируется и контролируется семьей, школой, обществом, государством и т. д. А если этот тотальный контроль существует, то о чем тогда вообще волноваться?

Итак, давайте рассмотрим первый тезис: человек — существо разумное. Мы считаем себя независимыми и самостоятельно принимающими решения людьми, у которых есть свобода выбора. На фоне высокого мнения человечества о самом себе позиция Фрейда, считавшего, что каждый человек, в значительной степени, представляет собой продукт приучения к горшку, кажется нам особенно унизительной. Хотя социальная психология нас убеждает, что все люди разыгрывают навязанные им роли и неизбежно влияют друг на друга, мы все равно верим в свободу воли и свободу выбора. И продолжаем верить даже тогда, когда к нам применяются скрытые техники, позволяющие влиять на наш «выбор» и подменять «свободу выбора» иллюзией свободы выбора.

При всей нашей «разумности», мы руководствуемся в жизни не только разумом, ибо такая глобальная разумность не сочетается с нашей эмоциональной, физической и духовной природой. Психолог Уильям Джемс в «Основах психологии» утверждал, что людей нельзя считать всецело рациональными. Наш разум постоянно подвергается воздействию помех (см. также «Йога-сутру» Патанджали) в виде эмоций, потребностей и желаний.

Состояние нашего физического тела оказывает колоссальное влияние на наше сознание. По мнению Джемса, эмоции — это ощущение физического изменения. Когда нет напряжения мышц, учащенного сердцебиения и дыхания (физических изменений), то нет и эмоций. Когда человека лишают сна, он ощущает физические изменения в теле. Вы когда-нибудь не спали несколько суток подряд? Если да, то вы знаете, что вы при этом чувствовали и в каком эмоциональном состоянии находились. Согласитесь, вряд ли ваше поведение в те дни было вполне адекватным и вы полностью контролировали ваши действия. А приходилось ли вам долгое время выдерживать строгий пост или вообще голодать? Харизматический лидер Бхагван Раджниш (Ошо) вполне разумно отмечал: «Когда вы поститесь, то лишаетесь способности реалистически мыслить... Ваше сознание переходит ту грань, за которой оно перестает отделять реальность от иллюзии... Чтобы ваш мозг функционировал, вам постоянно нужны белки. Но все религии настаивают на необходимости поститься. Никто ни разу не поинтересовался, почему все религии сходятся в этом вопросе. По-моему, причина кроется в том, что через три недели строгого поста ваш мозг лишается запаса белков, и вы путаете иллюзию с реальностью... В такие моменты перед человеком предстает Христос, Кришна, Будда, Махавира, или тот, кто запечатлен в его сознании. Сознание услужливо проецирует обусловленный образ, а у человека с помутненным сознанием не хватает силы мысли, чтобы это понять... Такие люди, как Моисей или Христос, утверждавшие, что встречались с Богом лицом к лицу, должно быть, как раз и находились в этом «экспериментально воспроизводимом» состоянии...» [Сборник бесед Ошо «Мятеж. Революция. Религиозность».]

Теперь рассмотрим второй тезис о нашей вере в собственную неуязвимость. Увы, любая вера во что-либо — это вера в слова, в абстракции. По мнению Джона Франклина, специалиста в области молекулярной психологии, «сама вера — это биохимический механизм, скрывающий от нас нашу детерминированную и механистическую природу», а «все наши свободы ограничиваются нашей биохимической структурой».

Но мы должны ощущать, что контролируем течение нашей жизни, и когда мы ощущаем, что события и ситуации выходят из-под контроля, мы стараемся упорядочить реальность, чтобы она вновь обрела для нас смысл. Когда мы узнаем, что с каким-то человеком произошло что-то плохое, (например, изнасилование или ограбление), то обычно пытаемся найти причину, объясняющую, почему этот человек стал жертвой. Видимо, он оказался «не в то время и не в том месте»? Мы придумываем объяснения и оправдания, структурирующие реальность. Мы выстраиваем цепочки причинно-следственной связи, самодовольно считая, что страдания человека связаны с совершенным им неблаговидным поступком. На языке психологов это называется обвинением жертвы.

Да, из каждой трагедии нужно извлекать уроки и анализировать поведение жертвы, которая, возможно, вела себя слишком беспечно. Но реальность такова, что человек действительно мог оказаться «не в то время и не в том месте». Когда мы обвиняем жертву, то психологически дистанцируемся от пострадавшего человека и от ситуации, считая, что с нами такое произойти не может.

Зачастую мы ошибочно считаем жертв сект недалекими и слабовольными людьми, которые не смогли вынести тяготы обычной жизни и предпочли добровольно передать бразды правления другим, так как гораздо проще жить по указке, снимая с себя ответственность за принятие решений. Мы убеждены, что «с нами такое никогда не произойдет», потому что нам хочется верить, что мы умнее и сильнее миллионов людей, ставших жертвами психологического контроля в сектах.

Но наша вера в собственную неуязвимость демонстрирует нашу слабость, которой успешно пользуются вербовщики. Например, вербовщик говорит: «Слушай, Джо, ты же умный парень, вполне здравомыслящий и довольно прагматичный. Разве кто-то может заставить тебя что-нибудь сделать, если ты сам этого не захочешь? Принимай решение сам, но при этом постарайся уходить от стереотипов. Надеюсь, у тебя хватит ума не прислушиваться к «разоблачениям» о сектах, которые распространяют продажные средства массовой информации. Так когда ты заглянешь к нам на лекцию?»

И, наконец, рассмотрим последний тезис о том, что мы живем в мире тотального контроля. Да, всю жизнь мы находимся под тем или иным влиянием, но влияние влиянию рознь. Одно дело, когда под влиянием друзей вы идете смотреть новый фильм. Но совсем другое дело, когда секта оказывает на вас деструктивное влияние, внушая необходимость совершить убийство или самоубийство, как это было с последователями Джима Джонса в Джонстауне или последователями Дэвида Кореша на ранчо «Апокалипсис» в Уэско.

Существует обширный комплекс техник воздействия на психическую деятельность человека, позволяющий программировать его мысли, чувства и действия в заданном направлении. Сами эти техники, как любое знание, нельзя считать плохими или хорошими. Все зависит от того, с какой целью они применяются. Если человек хочет бросить курить и с этой целью добровольно соглашается пройти курс психотерапии с применением гипноза, у него есть на это право. В данном случае гипноз может избавить его от зависимости, расширить спектр его возможностей и положительно повлиять на многие сферы его жизни. Очень важно, что при этом человек продолжает нести ответственность за все совершаемые им действия. Но если с помощью техник психологического воздействия некто пытается принудительно изменить систему убеждений человека и навязать ему зависимость от внешних авторитетов, не считая нужным всесторонне его проинформировать и получить на это согласие, то такое воздействие крайне деструктивно и может привести к самым печальным последствиям.

Мы не случайно упомянули фактор зависимости. В некоторых деструктивных сектах членам группы, по существу, прививают тот или иной род зависимости. Люди, которых пристрастили к ежедневному выполнению многочасовых медитаций или пению мантр, фактически, приобретают психологическую и физиологическую зависимость от этих техник. При полном расслаблении и остановке мыслей мозг начинает резко выбрасывать в кровь особые химические вещества, которые вызывают не только диссоциативное ментальное состояние, но и состояние «кайфа», как при употреблении некоторых запрещенных наркотиков. Этим, отчасти, объясняется, почему многие наркоманы, ставшие членами секты Махараджи Джи «Миссия Божественного Света», в которой ежедневно практикуются многочасовые медитации, «избавляются» от наркотической зависимости. (Об измененных состояниях сознания мы будем подробно говорить ниже.) Бывшие члены сект, практиковавшие подобные техники изменения сознания в течение нескольких лет, рассказывают о болезненных побочных эффектах — сильной головной боли и непроизвольных мышечных судорогах. Кроме того, это приводило к заметному ухудшению памяти, ослаблению внимания и снижению способности принимать решения.

Что же делает нас незащищенными от процессов влияния? Наш мозг!

Мозг — это невероятно сложный биокомпьютер, сконструированный для выживания. Он творчески приспосабливается, реагируя на персональные потребности и окружение человека.

Наш мозг ежесекундно фильтрует потоки информации, позволяя нам концентрироваться на вопросах, которые мы считаем главными. Это гигантское хранилище информации, закодированной в образы, звуки, чувства, вкусы и запахи, которая систематически вводится в сознание неким согласованным и осмысленным образом. С годами мы приобретаем жизненный опыт, растем и изменяемся, и наши представления о себе и о мире тоже меняются. Система наших представлений о себе и о мире влияет не только на то, как мы обрабатываем информацию, но и на наше поведение.

В какой-то мере сознательный контроль присутствует, но его сфера деятельности довольно мала. Все остальное выполняет подсознание, включая регуляцию телесных функций. Представьте, что вам приходилось бы приказывать сердцу биться 60 раз в минуту. У вас не оставалось бы времени ни на что другое. Подсознание — это главный информационный менеджер.

Творческое подсознание позволяет нам создавать мысленные картинки и принимать их за «реальность». Вы можете расслабиться и представить, что находитесь на берегу океана. Представили? Разве вы не ощущаете всем телом приятное тепло солнца и ласкающую прохладу бриза? Разве вас не убаюкивает плеск волн?

У нас богатое воображение и мы способны к творческой визуализации. Мы мечтаем о лучших временах, когда встретим «идеального» партнера, выиграем в лотерею или совершим выдающееся открытие. Но под гипнозом в нашем подсознании можно создать фантомный мир, а нас самих сделать его узниками.

В нашей памяти хранятся воспоминания всей жизни, которые накладываются друг на друга, в том числе и архив детских воспоминаний. С помощью гипнотических техник к нему можно подключиться и нещадно эксплуатировать. Не случайно во многих сектах членам велят «стать как маленькие дети», то есть утратить способность критически оценивать происходящее. Ведь в детстве мы были совершенно беспомощными и целиком зависели от наших родителей; Которые пользовались у нас непререкаемым авторитетом.

Но, при всех достоинствах и способностях, у мозга есть и слабости. Психологи выяснили, что если человека закрыть в темной комнате, куда не поступает звук, свет и другие сигналы из внешнего мира, он полностью дезориентируется. В условиях сенсорной депривации его мозг перестает работать, а состояние сознания странным образом изменяется: у него начинаются галлюцинации, откровения, видения, он впадает в панику и выскакивает из комнаты с криком: «На помощь!». Все дело в том, что мозгу требуется постоянная стимуляция — непрерывное поступление согласованной информации. Это его допинг. Чтобы доказать, что мы — это мы, а наш уровень реальности и есть настоящая реальность, мы должны все время получать ответную реакцию. Рядом с нами должны находиться люди, которые разделяют с нами одни и те же социальные заблуждения, одну и ту же социальную реальность. Благодаря нашим совместным усилиям эта социальная реальность сохраняется и увековечивается!

Итак, наш мозг способен нормально функционировать только в том случае, когда информационный поток согласован. Но всякий раз, когда мы «выпадаем» из этой реальности, лишаемся социальной и сенсорной стимуляции (а это бывает с людьми, потерпевшими кораблекрушение, людьми, заблудившимися в пустыне или в снегах, людьми, которые уходят в монастырь или становятся отшельниками), возникают симптомы «отключения». Люди впадают в панику, потому что перешли на другой уровень реальности.

Или, наоборот, можно создать условия, при которых все органы чувств испытывают невероятную перегрузку при бомбардировке несогласованными информационными потоками, и тогда в качестве защитного механизма мозг «отключается». В таком ослабленном состоянии люди становятся крайне внушаемыми.

Рассмотрим, например, иудейский обряд обрезания. Если не принимать в расчет культурно-религиозный контекст и медицинский аспект этого обряда, в нем легко можно разглядеть акт вандализма, совершаемый против беззащитного ребенка мужского пола. Когда человек становится жертвой, он лишается системы отсчета, в которой привык оперировать, поскольку все, что он переживает, никак не соотносится с его жизненным опытом. В поиске стабильности он зачастую принижает ту систему отсчета, которой руководствуется группа.


0918225114341872.html
0918371882855446.html
0918481036358557.html
0918594267967457.html
0918695621327076.html