Псалтирь или - страница 15

^ 53. Плач об оскудении святых.
(1, 340).

Сердце мое болит, страждет душа моя и внутренности мои раздираются! Где взять мне слез, где взять сокрушения и воздыханий, чтоб достойно оплакать осиротение наше и оскудение святости среди нас?

Вижу, Владыко, что святых Своих, как избранное золото, берешь Ты из суетнаго мира сего в упокоение жизни.

Как земледелец, видя плоды хорошо созревшими, с предусмотрительностию поспешает собирать их, чтобы не потерпели они повреждения от чего-нибудь, так и Ты, Спаситель, собираешь избранных, трудящихся праведно.

А мы, ленивые, слабые произволением, пребываем в ожесточении своем, и плод наш остается всегда незрелым; потому что нет у нас решимости потрудиться, не жалея себя, чтоб созреть в добрых делах и праведно быть собранными в житницу жизни.

Увы мне, увы! скажи, душа, и плачь, лишившись так скоро совершенных отцев и праведных подвижников. Где у нас отцы? Где святые? Где бденники? Где трезвенники? Где смиренные? Где кроткие? Где безмолвники? Где воздержники? Где сокрушенные сердцем, которые в чистой молитве стояли пред Господом, как Ангелы Божий? – Переселились отсюда к Святому Богу, имея светильники свои горящими.

Горе нам! В какия живем мы времена? В какую пучину зол зашли мы? Отцы наши вошли в пристань жизни, чтоб не видеть им скорби и соблазнов, постигающих нас за грехи наши. Они венчаются, а мы дремлем, спим и предаемся самоугодию.

О Господи, сжалься над нами! Отрезви мысли наши, кружащиеся в суете. Даруй нам сокрушение и слезы, чтобы ими несколько просветлилась слепота сердца нашего, и мы могли узреть путь, которым шли в след Тебя отцы наши. Даруй нам желание и силу идти сим же путем, чтобы вместе с ними получить нам и часть спасаемых, во славу имени Твоего.
^ 54. Дни проходят; не отлагай покаяния.
(4, 36).

Любовь побуждает меня вещать к Богу, а недостоинство мое заставляет меня молчать. Мучительныя болезни душевныя вынуждают меня говорить, а грехи заставляют хранить молчание. Душа моя болезнует, глаза мои вожделевают слез.

Согрешила ты, душа; покайся. Ибо вот дни наши проходят, как тень. По страшным и ужасным пойдем мы местам. Не откладывай же день за день обращения своего ко Господу; приди, наконец, в сокрушение, душа моя.

Приди в сокрушение при мысли о всех благах, которыя получила ты от Господа и не сохранила; приди в сокрушение при мысли о том, что сделала ты, и как Бог был долготерпелив к тебе; приди в сокрушение, чтоб на страшном суде Христовом не предали тебя кромешней тьме.

Горе мне, грешному! Ибо по слабости своей осквернил я, и всегда скверню чистоту сердца своего. Нерадение и леность посрамили дерзновение сердца моего; лукавое вожделение повелевает мною, как властелин рабом, и я, как ребенок, тотчас со страхом повинуюсь ему. Оно вводит меня в прегрешения, и я услаждаюсь тем.

Увы мне, Господи! Благодать Твоя влечет меня к жизни; а я предпочитаю скорее смерть. Ты прилагаешь попечение о том, чтобы я стал равночестен Ангелам; а я, по испорченности своей, унижаю сам себя. Умножились грехи мои, Господи, и непрестанно умножаются, и нет предела их множеству.

И кто оплачет меня, или умолит за меня? Ты Сам, Спаситель мой, преклоняемый на милость благостию Твоею, милосердо воззри на меня, отчаяннаго! Ибо как стану умолять Тебя, Владыко, когда уста мои исполнены злословия? Или как буду песнословить Тебя, когда совесть моя осквернена? Или как возлюблю Тебя, когда полон я страстей? Или как будет обитать во мне истина, когда поругал я себя ложью? Или как призову Тебя, когда не сохранил я заповедей Твоих?
^ 55. Образец самоиспытания и самоукорения.
(4, 37).

После того, как уже приобрел я познание истины, стал я убийцею и обидчиком, ссорюсь за малости, стал завистлив и жесток к живущим со мною, немилостив к нищим, гневлив, спорлив, упорен, ленив, раздражителен, питаю злыя мысли, люблю нарядныя одежды; и доныне еще очень много во мне скверных помыслов, вспышек самолюбия, чревоугодия, сластолюбия, тщеславия, гордыни, зложелательства, пересудов, тайноядения, уныния, соперничества, негодования.

Не значу ничего, а думаю о себе много; непрестанно лгу, и гневаюсь на лжецов; оскверняю свой храм (тело) блудными помыслами, и строго сужу блудников; осуждаю падающих, а сам непрестанно падаю; осуждаю злоречивых и татей, а сам и тать, и злоречив. Хожу с светлым взором, хотя весь нечист.

В церквах и за трапезами хочу быть на первом месте. Вижу иноков, и величаюсь; вижу монахов, и кичусь. Домогаюсь того, чтоб казаться приятным для женщин, величавым для чужих, смышленым и благоразумным для своих, совершеннейшим для благоразумных; с благочестивыми обхожусь, как мудрейший, неразумных презираю, как безсловесных.

Если оскорблен, мщу; если почтен, гнушаюсь почтившим; если требуют чего от меня по праву, начинаю тяжбу; а кто говорит мне правду, тех почитаю врагами. Обличаемый, гневаюсь; но если льстят мне, не совсем недоволен.

Не хочу почтить достойнаго, а сам, будучи недостоин, требую почестей. Не хочу утруждать себя; а если кто мне не услужит, гневаюсь на него. Не хочу идти вместе с работающими; а если кто мне не поможет в деле, злословлю его.

Брату, когда он в нужде, горделиво отказываю, а когда сам нуждаюсь, обращаюсь к нему. Ненавижу больнаго, а когда сам болен, желаю, чтобы все любили меня. Высших знать не хочу, низших презираю.

Если удержу себя от неразумного пожелания, тщеславлюсь; если преуспеваю в бдении, впадаю в сети непокорности и прекословия; если воздержусь от снедей, утопаю в кичливости и высокомерии; если неусыпен в молитве, препобеждаюсь раздражительностию и гневом; если вижу в ком добродетель, не останавливаюсь на нем вниманием.

Презрел я мирския приятности, но не отстаю от суетнаго пожелания оных. Если вижу женщину, развеселяюсь. По наружности смиренномудрствую, а в душе высокоумствую; по видимому не стяжателен, а на самом деле страдаю любоиманием. И к чему распространяться? По видимости отрекся я от мира, а на деле опять все думаю о мирском.

Во время службы занимаюсь все разговорами, блужданием помыслов, суетными припоминаниями. Во время трапезы вдаюсь в пустословие: имею алчность к подаркам; принимаю участие в чужих падениях, вдаюсь в гибельное соперничество.

Такова моя жизнь! Столько худаго противополагаю я своему спасению! И мое высокомерие, мое тщеславие не дозволяет мне подумать о своих язвах, чтоб уврачевать себя. Вот мои доблестные подвиги! Таким множеством грехов ополчается на меня враг! – И при всем том я домогаюсь прославиться святостию, окаянный. Живу во грехах, а желаю чтоб почитали меня праведником.

Одно у меня оправдание во всем этом: диавол опутал. Но это не послужило в оправдание Адаму. Конечно, и Каина научил диавол; но и он не избежал осуждения. Что же буду делать, если посетит меня Господь? Никакого нет у меня оправдания в нерадении моем.

Боюсь, чтобы и мне не быть в числе тех, которых Павел наименовал сосудами гнева, которые подвергнутся подобной с диаволом участи, и которых Бог за пренебрежение их к Нему предал в страсти безчестия. Итак, опасно, чтоб и на меня не было произнесено такое же определение.

Если хочешь спасти меня, недостайнаго, милостивый Господи, положи покаяние мне, грешному, оживотвори умерщвленную грехами душу мою, Жизнодатель. Изгони каменное ожестение из беднаго сердца моего и даруй мне источник сокрушения, – Источивший нам жизнь из животочнаго ребра Своего.

0915519275453542.html
0915767077251355.html
0915867921840152.html
0915994220354871.html
0916104573403275.html