Постоянное бюро Гаагской конференции по международному частному праву практическое руководство по применению гаагской конвенции - страница 6


  • В свете вышесказанного Специальная комиссия 2003 г. сделала следующее заключение:

    "75. Специальная комиссия рассмотрела и отклонила предложение о принятии государствами-участниками рекомендации о внедрении системы двойной датировки, в соответствии с которой посредством определения различных дат защищаются как интересы истца (например, сроки исковой давности), так и интересы ответчика (например, срок для подготовки к защите). Специальная комиссия приняла во внимание тот факт, что во многих правовых системах существуют эффективные средства для защиты интересов истца, которые не зависят от фактической даты вручения документов".

    F. Свидетельство о вручении (статья 6)

    a) Общие замечания

    1. Центральный орган запрашиваемого государства или другой орган, который может быть назначен последним с этой целью, составляет свидетельство по форме образца, прилагаемого к Конвенции (часть первая статьи б; см. также пункты 105 и 106). Такой назначенный орган не обязательно должен быть судебным органом196. Ряд государств (например, Канада, Мексика, Нидерланды, Норвегия, Швейцария и Соединенные Штаты Америки) в целях сокращения срока передачи документов назначили в качестве органа, уполномоченного заполнять свидетельство, орган или лицо, осуществляющее фактическое вручение документа, или судебный орган округа, в пределах которого были вручены документы197. О таком назначении должен быть уведомлен депозитарий, то есть Министерство иностранных дел Нидерландов (пункт (b) части первой статьи 21).

    2. Конвенция предусматривает, что свидетельство о вручении должно быть направлено непосредственно заявителю (то есть в запрашивающий орган или судебному должностному лицу запрашивающего государства; см. часть четвертую статьи 6)198. Однако способ отправки свидетельства заявителю в Конвенции не указывается. Соответственно, допускается его отправка по почте или даже по электронной почте или по факсу (об использовании современных технологий для передачи свидетельства о вручении см. пункт 245).

    b) Отдельные судебные решения

    158. В свидетельстве о вручении должны быть некоторые пункты, содержащие определенную информацию об исполнении или неисполнении (см. пункт 2 свидетельства) запроса в зависимости от обстоятельств. Однако представляется, что судебные решения в этом отношении не носят излишне формального характера. Например, Верховный суд Нидерландов постановил, что в соответствии с требованием статьи б, свидетельство о вручении должно быть составлено в соответствии с образцом, но необязательно с использованием самого образца. Для удовлетворения требований статьи 6, которая на самом деле не направлена на защиту интересов лица, которому вручается документ, достаточно чтобы свидетельство о вручении содержало существенные элементы образца199. С одной стороны, необходимо приветствовать отсутствие чрезмерного формализма; с другой стороны, следует также отметить, что в связи с широким использованием Конвенции о вручении документов многие суды склонны рассматривать свидетельство о вручении в качестве официального подтверждения того, что документы были вручены надлежащим образом в соответствии с Конвенцией и законодательством запрашиваемого государства. Другими словами, практику использования свидетельства о вручении следует всячески приветствовать.

    159. Практика показывает, что Центральные органы не всегда направляют свидетельство, но вместо него возвращают заявителю все материалы дела, включая распоряжения судебных органов каждого уровня судебной системы и все возражения в отношении вручения документов, представленные ответчиком в запрашиваемом государстве. Обычно такие материалы дела включают подтверждение вручения, выданное на местном уровне в форме длинных письменных показаний судебного пристава или любого другого компетентного лица. Даже если такое лицо осуществляет вручение документов и приводит подробные сведения об уведомлении со всей тщательностью и даже если информация, содержащаяся в местном подтверждении вручения, очень полезна для истца, это не решает проблемы, поскольку суды запрашивающего государства в качестве официального подтверждения ожидают получить свидетельство о вручении, предусмотренное Гаагской конвенцией и составленное надлежащим образом.

    160. Суд в Соединенных Штатах Америки постановил, что пропуск в свидетельстве - в рассматривавшемся деле компетентный орган не указал способ вручения документа - не влечет за собой ничтожности вручения документов, поскольку заявитель действовал добросовестно, а ответчики на самом деле были уведомлены о наличии документов, подлежащих вручению200.

    с) Действие свидетельства о вручении

    161. Свидетельство создает (опровержимую) презумпцию действительности вручения документов, что позволяет продолжить рассмотрение дела в суде иностранного государства. Такая презумпция также необходима в целях признания и принудительного исполнения решения суда, вынесенного в отсутствие ответчика в соответствии с частью второй статьи 15 Конвенции. Однако такая презумпция не может исправить ситуацию, связанную с недействительностью вручения документов в соответствии с законодательством
    запрашиваемого государства201.

    G. Отказ в исполнении запроса о вручении документов

    162. В Конвенции содержатся два положения, в соответствии с которыми Центральный орган запрашиваемого государства вправе отказаться исполнить запрос о вручении документов. В первом случае это временный отказ (статья 4), во втором случае - окончательный отказ (статья 13).

    a) Статья 4 (временный отказ)

    1. При получении запроса из-за границы Центральный орган проводит краткий анализ основных его положений, чтобы удостовериться в том, что запрос удовлетворяет требованиям Конвенции. Этот анализ ограничивается тремя частями образца и документом, подлежащим вручению202. Обязательное использование образца (часть первая статьи 3) облегчает проведение такого анализа. Если Центральный орган сочтет запрос не соответствующим требованиям к форме и содержанию, установленным Конвенцией, он должен немедленно известить об этом заявителя203.

    2. В ходе обсуждений на заседании Специальной комиссии 1977 г. было установлено, что на запросы поступает очень незначительное число жалоб. Последнее объясняется достаточно либеральной практикой Центральных органов. Несоблюдение формальных требований, такое, например, как отсутствие копии документов (см. пункт 112 и последующие) или указание неполного адреса адресата (см. пункт 67 и последующие), часто устраняется самим запрашиваемым Центральным органом. В других случаях запрашиваемый Центральный орган предоставляет заявителю время для дополнения или исправления его заявления. Как было указано выше (см. пункт 148 и последующие), истечение срока явки в суд не является основанием для отказа в исполнении запроса. Наконец, Центральный орган должен возвратить запрос заявителю, если сочтет, что запрос (даже при расширительном его толковании) не имеет отношения к гражданскому или торговому делу.

    b) Статья 13 (окончательный отказ)

    165. Конвенцией предусматривается, что отказ может иметь место только в том случае, если, по мнению запрашиваемого государства, исполнение запроса может нанести ущерб его суверенитету и безопасности. "Использование слова "исполнение" [...] подразумевает, что сам по себе запрос никогда не можетнанести ущерб суверенитету и безопасности запрашиваемого государства, даже, например, в тех случаях, когда он касается института, малоизвестного в запрашиваемом государстве или против которого последнее возражает204. Авторы Конвенции предпочли термины "суверенитет" и "безопасность" выражению "публичный порядок"205. С их точки зрения, понятие "суверенитет" равносильно понятию "международный публичный порядок"206 и в основном исключает оговорки, основанные на внутреннем публичном порядке государства. В любом случае подробное рассмотрение концепции внутреннего публичного порядка государства, предполагающее анализ содержания подлежащего вручению документа, противоречило бы цели Конвенции.

    1. В прошлом некоторые немецкие суды обосновывали этим положениемсвой отказ вручать ответчикам в Германии предъявленные в Соединенных Штатах требования о взыскании "штрафных убытков" поскольку такие иски считались противоречащими публичному порядку207. С того времени в Германии было вынесено несколько решений, допускающих вручение исков о взыскании штрафных убытков"208 или "убытков в тройном размере"209 (см. также пункт 50). Эти решения подтверждают, что основания для отказа в соответствии с частью первой статьи 13 не идентичны основаниям, связанным с публичным порядком и предусмотренным для целей признания и принудительного исполнения иностранных решений, и по сравнению с ними устанавливают более жесткие требования210.

    2. Вопрос о штрафных убытках в очередной раз, однако, возник в связи с делом, которое в настоящее время рассматривается в Конституционном суде Германии. В данном деле немецкой компании Bertelsmann предъявлен иск о взыскании убытков на сумму семнадцать миллиардов долларов. Компания взяла на себя финансовые обязательства перед американским провайдером - компанией Napster, которая предоставляет доступ на вебсайт для бесплатного обмена музыкой и которая сама обвиняется в нарушении авторского права211. Решением от 20 марта 2003 г. Апелляционный суд земли (г. Дюссельдорф), действовавший в качестве Центрального органа земли Северный Рейн - Вестфалия, принял запрос о вручении документов, который был исполнен и признан соответствующим требованиям. В результате обжалования указанного решения Апелляционный суд земли (г. Дюссельдорф), действовавший теперь в качестве апелляционного суда, подтвердил решение Центрального органа (решение от 11 июля 2003 г.). В результате дальнейшего обжалования указанного решения Конституционный суд Германии (Bundesverfassungsgericht), своим решением от 25 июля 2003 г., временно приостановил исполнение решения Апелляционного суда земли (г. Дюссельдорф) на первоначальный срок продолжительностью 6 месяцев: Конституционный суд Германии (Bundesverfassungsgericht) постановил, что конституционный вопрос требует рассмотрения. С тех пор 6-месячный срок несколько раз продлевался. Конституционный суд пока не вынес решения по существу апелляции, поданной компанией Bertelsmann212.

    1. Апелляция ответчика, компании Bertelsmann, основывается на статье 13 Конвенции и утверждении о том, что групповой иск, по которому истцы из США требуют возмещения чрезмерно больших убытков, наносит ущерб суверенитету Германии. В частности, ответчик утверждает, что в связи с чрезмерным размером иска и его широким освещением в средствах массовой информации, само по себе вручение иска ущемит конституционные права ответчика. Кроме того, отказ от исполнения запроса о вручении документов в соответствии со статьей 13, по его мнению, является единственным доступным Германии средством для защиты основных прав и правовых принципов, которые охраняются Конституцией Германии и которые были бы нарушены в случае судебного разбирательства в США с участием присяжных213.

    2. В отношении аргументов ответчика председатель Апелляционного суда земли (г. Дюссельдорф) заявил, в частности, о том, что в соответствии с Гаагской конвенцией допускается вручение иска о взыскании убытков, даже если это иск на чрезмерную сумму, и что возможность присуждения значительных убытков не нарушает основных прав ответчика: вручение документов не влечет за собой конфискации имущества компании в Германии; поскольку исход возбужденного дела на данной стадии разбирательства неизвестен, любую конфискацию активов в Германии можно предотвратить впоследствии, на стадии исполнительного производства. Председатель суда далее отметил, что цель Гаагской конвенции оказывается под угрозой всегда, когда орган иностранного государства на стадии вручения документов ответчику в ходе судопроизводства проводит подробный анализ требуемого возмещения на предмет возможного нарушения публичного порядка: такой анализ со стороны Центрального органа может по лечь необоснованные задержки, наносящие существенный вред предоставлению взаимной судебной помощи. Наконец, нельзя применять Гаагскую конвенцию таким образом, чтобы запрашиваемое государство могло затруднять ход рассматриваемого дела, применяя свое собственное толкование214.

    3. К большому сожалению, Конституционный суд Германии пока не вынес решения по этому делу; таким образом, неясно, поддержит ли он свою позицию, выраженную в 1994 г. Поскольку дело находится на стадии рассмотрения по существу в Конституционном суде Германии, некоторые Центральные органы Германии приостановили исполнение нескольких запросов о вручении документов по широкомасштабным судебным разбирательствам, которые проводятся в США. Желательно, чтобы Конституционный суд Германии как можно скорее вынес свое решение, чтобы внести ясность в этот вопрос. Следует надеяться, что в интересах надлежащего действия Конвенции Конституционный суд Германии подтвердит свою позицию 1994 г., которая предусматривает ограничительное толкование статьи 13.

    1. Еще по одному делу cуд Дюссельдорфа вынес спорное решение. В соответствии с этим решением вручение в Германии вынесенного в Англии "судебного запрета на иск" по которому сторона в деле, находящемся на стадии рассмотрения в Германии, не вправе продолжить такое разбирательство и (или) возбудить иное разбирательство в Германии, может нанести ущерб суверенитету Германии, и, следовательно, Центральный орган Германии должен отказать во вручении такого судебного запрета на иск на основании части первой статьи 13215. Тем не менее, отказы в исполнении запросов на основании нанесения ущерба суверенитету и безопасности государства встречаются очень редко. Незначительное число примеров, представленных на заседании Специальной комиссии 1977 г., по определению представляют собой исключения (например, судебный иск, поданный за границей против судьи своего государства о возмещении убытков, которые возникли из осуществления последним судебных полномочий; судебная повестка, поданная в суд иностранного государства и адресованная своему государству как суверену).

    2. Часть вторая статьи 13 подтверждает необходимость чрезвычайно строгого толкования оснований отказа в исполнении в соответствии с частью 1 данной статьи. Орган, которому поручено вручать документы, не вправе рассматривать вопрос о юрисдикции иностранного суда. Возражения против юрисдикции суда должны быть представлены тому же суду, а не в процессе вручения документов за границей. То же самое верно в отношении возражений, связанных с тем, что дело находится на рассмотрении в другом месте (Us alibi pendens), и с принципом окончательности судебного решения (res judicata).

    3. Наконец, необходимо отметить, что исполнение запроса о вручении документов не затрагивает последующее признание или исполнение запрашиваемым государством решения, вынесенного судом запрашивающего государства в результате такого вручения216. По этому вопросу Специальная комиссия 2003 г. пришла к следующему заключению:

    "78. Специальная комиссия напомнила, что Конвенция не регулирует вопросы признания и исполнения судебных решений. Кроме того, эксперты вновь подтвердили, что Конвенция должна применяться таким образом, чтобы не нарушать процессуальных прав ответчика. В частности, Специальная комиссия вновь напомнила о принципе, в соответствии с которым ответчик должен быть действительно и своевременно уведомлен о разбирательстве с тем, чтобы он имел возможность подготовиться к своей защите. Это имело особое значение в тех случаях, когда в запрашиваемом государстве рассматривался вопрос о действительности вручения документов."217

    2. Вспомогательные или альтернативные каналы

    А. Предварительные замечания в отношении терминологии

    174. Помимо передачи по каналам Центральных органов, которые в соответствии с Конвенцией представляют собой основной способ передачи документов, Конвенция также предусматривает ряд иных каналов передачи (см. Пояснительную схему 2, приведенную после раздела "Часто задаваемые вопросы"). Такие иные каналы обычно называются "вспомогательными"218. Однако этот термин - не встречающийся в тексте Конвенции - отчасти неоднозначен, поскольку он как бы подразумевает, что такие иные каналы могут использоваться только в случае невозможности использовать основной канал Центральных органов и что иные каналы являются вспомогательными или менее значимыми. Однако это совсем не так. Такие иные каналы могут использоваться на тех же основаниях, что и основной канал передачи, разумеется, с учетом возможных возражений со стороны запрашиваемого государства. Если термин "вспомогательный" первоначально употреблялся (в частности, в Пояснительном докладе) для обозначения иных каналов передачи документов, то это было сделано с тем, чтобы подчеркнуть инновационный характер "основного канала" Центральных органов и перспективы более частого (по сравнению с другими каналами передачи) его использования. Кроме того, этот термин также призван отразить тот факт, что - в отличие от ситуации с основным каналом -государство-участник вправе в форме заявления представить возражения против использования большинства "вспомогательных" каналов на своей территории. Однако если условия, позволяющие обращаться к таким каналам, удовлетворены, "вспомогательные каналы" могут использоваться без каких-либо ограничений. В этой связи в данном Руководстве используется термин "альтернативные" а не "вспомогательные" каналы219.

    В. Дипломатические и консульские каналы (статьи 8 и 9)

    а) Общее описание понятий

    (1) Дипломатические каналы

    1. Передача документов по традиционным дипломатическим каналам является самым формальным, самым сложным и самым долгим способом передачи документов: запрашивающий орган направляет запрос и подлежащий вручению документ в министерство иностранных дел своего государства (иногда может быть необходимо обращаться через министерство юстиции). Министерство иностранных дел запрашивающего государства отправляет документы в дипломатическое или консульское представительство данного государства в запрашиваемом государстве220, которое затем пересылает их в министерство иностранных дел запрашиваемого государства. Если последнее предоставляет судебную помощь, оно направляет документы в свое министерство юстиции, которое в свою очередь доставляет их компетентному органу или судебному должностному лицу, а уже они вручают эти документы адресату. Иногда привлечения министерства юстиции можно избежать.

    2. Учитывая сложности и большие затраты времени, связанные с использованием таких каналов передачи документов, в принципе, к ним прибегают только в отсутствие договорных отношений между двумя соответствующими государствами.

    (2) Консульские каналы

    177. Направление документов по консульским каналам в отличие от дипломатических каналов позволяет избежать использования услуг министерства иностранных дел запрашиваемого государства. Соответственно, консул запрашивающего государства направляет запрос и подлежащий вручению документ непосредственно в орган, который назначен запрашиваемым государством и который затем доставляет их компетентному органу или судебному должностному лицу, а уже они вручают эти документы адресату221. Поскольку документ в конечном счете доставляется адресату не консулом запрашивающего государства, а органом запрашиваемого государства, такие каналы передачи называют непрямыми консульскими каналами. Их необходимо отличать от прямых консульских каналов, при использовании которых консул запрашивающего государства лично доставляет адресату документ, подлежащий вручению222.

    178. Конвенция 1965 г. предусматривает как прямые, так и непрямые консульские каналы. В обоих случаях практика в государствах-участниках является неоднородной. Одни государства полностью отказались от использования этих каналов в своих отношениях с государствами - участниками Конвенции. Другие до сих пор относительно часто прибегают к использованию таких каналов.

    b) Прямые дипломатические и консульские каналы в соответствии с Конвенцией 1965 г. (статья 8)

    179. Дипломатические и консульские должностные лица запрашивающего государства вправе осуществлять вручение документов непосредственно адресату, находящемуся за границей, при условии, что такое вручение осуществляется "без применения мер принуждения", то есть путем доставки документов без соблюдения формальных требований (часть первая статьи 8). Следовательно, документы могут быть вручены таким способом только в том случае, если адресат добровольно их принимает223. Немецкий суд постановил, что заявитель, который делает выбор в пользу доставки подлежащих вручению документов по консульским каналам, а не через Центральный орган, несет бремя доказывания того, что адресат действительно получил документ224. Любое государство может заявить о том, что оно не допускает такого порядка вручения на своей территории, за исключением случаев, при которых документ подлежит вручению гражданину запрашивающего государства (часть вторая статьи 8)225. В соответствии с решением другого немецкого суда, в таком случае документы не следует составлять на языке запрашиваемого государства или переводить на язык запрашиваемого государства"226. Это объясняет, почему прямые консульские каналы довольно часто используются для вручения документов гражданам запрашивающего государства.

    c) Непрямые консульские каналы (часть первая статьи 9)

    0909014316219023.html
    0909188934799563.html
    0909393910061058.html
    0909501202545317.html
    0909592141208244.html