А. А. Леонтьев (председатель), Д. А. Леонтьев, В. В. Петухов, Ю. К. Стрелков, А. Ш. Тхостов, И. Б. Ханина, А. Г. Шмелев - страница 28

^ Л. В. Алексеева. СОЦИАЛЬНЫЕ СУБЪЕКТНЫЕ СПОСОБНОСТИ ЛИЧНОСТИ И СУБЪЕКТИВНАЯ СЕМАНТИКА
Тюменский государственный университет


Несмотря на то, что для современной психологии феномен личности является центральной проблемой, необходимо отме­тить, что психология испытывает недостаток возможностей для описания, объяснения и прогнозирования личностного прояв­ления. Многое в этой психологической проблеме, может быть решено благодаря введению понятия "социальные субъектные способности". Итак, если речь идет о проявлении человека как личности, т.е. субъекта социальных отношений, правомерно на­звать комплекс таких возможностей "социальные субъектные спо­собности" (Алексеева, 1996; 1999).

Разработка концепции социальных субъектных способнос­тей требует обращения к базовому понятию "способность". Итак, если способности – это комплекс психических свойств, обус­ловливающих успешное овладение и выполнение определен­ной деятельности, то для социальных субъектных способностей это – социальная по характеру деятельность и социальные от­ношения. Такие способности обеспечивают социальное само­управление человека и складываются из его возможностей, во-первых, понимать социальный характер действительности, во-вторых, осознавать себя и социальное значение своих дей­ствий и, в-третьих, руководить собой с учетом общественных норм и ценностей.

Ориентируясь на признаки способностей, выделенные Б. М. Тепловым (1961), мы можем сказать, что, во-первых, со­циальные субъектные способности могут отличаться в своем развитии и проявлении у различных людей. Во-вторых, их раз­витие и проявление отразятся на успешности социальных отно­шений человека и приведут как к социальным, так и аномальным или антисоциальным проявлениям. В-третьих, несмотря на не

108

сводимость обсуждаемых способностей к знаниям, навыкам и умениям, с одной стороны, нужно изучать, что же составляет их суть, с другой стороны, изучать их зависимость от существу­ющих или усваиваемых социальных значений, норм и ценнос­тей. Необходимо также изучать, что составляет в формировании этих способностей результат социализации, а что – индивиду­ализации.

Разрабатывая концепцию социальных субъектных способно­стей, наши исследования показали, что все социальные субъек­тные способности имеют системное строение. В свою очередь, все они системно связаны: без способности правильно пони­мать действительность невозможно проявление способности осознавать значение своих действий, а без первых двух невоз­можна полноценная социальная саморегуляция человека.

Остановимся на способности правильно понимать действитель­ность. В проявлении этой способности сначала рассмотрим пара­метр активности, затем структуру. Активность в построении образа мира подчеркивается не только в исследованиях, выполненных советскими психологами в русле деятельностного подхода. В про­цессе полувекового исследования восприятия американский пси­холог Дж. Гибсон (1988) доказал, что восприятие есть процесс активного вычёрпывания информации из окружающего мира. Од­ной из важнейших идей его экологического подхода к восприя­тию является то, что субъекту в акте восприятия открывается не физический мир, а экологический, определяющийся формами его жизнедеятельности. Значимость окружающего мира, по Гибсону, следует из взаимодополнительности окружающего мира и живого существа. Итак, уровни вычерпываемой информации следующие: физические, биологические, социальные значения и личностные смыслы. Можно назвать уровневое строение образа глубиной охвата действительности.

Именно баланс между этими уровнями дает возможность "вычерпывать" объективную информацию. Адекватность скон­струированного образа зависит также от соотношения сложно­сти ситуации и интеллектуальных возможностей субъекта. Из вышесказанного следует:

1. Чем сильнее актуализируется потребность, тем более ак­тивно и пристрастно ориентируется, исследует, обследует, из­влекает перцептивная система субъекта, с его готовностью к

109


получению определенной информации, что может привести к субъективности, ошибочной предвзятости отражения.

2. Если состояние субъекта таково, что он не может проявить активность или она снижена, адекватность восприятия наруша­ется, т.к. ограничивается непроизвольным запечатлением.

3. Наиболее значимой информацией для индивида в его ори­ентировке во внешней среде является информация, идущая по экстероцептивному каналу, интероцептивный, в свою очередь, показывает наличие или отсутствие баланса между организмом и средой.

Подчеркивание экологичности восприятия (Дж. Гибсон), шире: учет нами биологической природы человека – вынужден социологическим креном в рассмотрении психологии человека в советской психологии, в частности, в деятельностном подхо­де. Так А. Н. Леонтьев, характеризуя особенность психического отражения человека в результате присвоения социального опы­та, пишет: "Животные, человек живут в предметном мире, ко­торый с самого начала выступает как четырехмерный: он существует в трехмерном пространстве и во времени (движе­нии). Возвращаясь к человеку и сознанию человека, я должен ввести еще одно понятие – понятие о пятом квазиизмерении, в котором открывается человеку объективный мир. Это – "смыс­ловое поле", "система значений" (См.: Леонтьев, 1979. с. 4 – 5).

По-видимому, все же следует говорить о существовании био­логического значения, наряду с социальным, поскольку и то, и другое может иметь для человека личностный смысл, а био­логический смысл может присутствовать в сознании не только в снятом виде, но и самостоятельно – в режимах бессознатель­ного и переживании. Также следует отметить, что, система зна­чений и смысловое поле различаются.

Теория построения значений строилась исследованиями Л. С. Выготского (1934), Д. Брунера (1971), В. В. Давыдова (1972), Ж. Пиаже (1963, 1966, 1994). А. Н. Леонтьев определяет значение так: "Ставшее достоянием моего сознания обобщенное отраже­ние действительности, выработанное человечеством и зафик­сированное в форме понятия, знания или даже умения как обобщенного "образа действия", нормы поведения и т.д." (1959. с.290). Однако нельзя считать содержанием общественного со­знания выхолощенные теоретические понятия. Оно включает как научные, так и житейские знания, как результат челове­ческой мудрости, так и заблуждения.

110

Почему нужно рассматривать именно смысловое поле субъек­та? В. Ф. Петренко пишет: "Но как понимание в широком смысле есть встречное порождение, так и усвоение субъектом значе­ний есть построение индивидуальной системы, в той или иной степени приближающейся к системе значений общественного сознания" (1997. с.52.).

В экспериментах В. В. Кучеренко и В. Ф. Петренко (Петренко, 1997) по исследованию влияния постгипнотической инструк­ции на восприятие испытуемых блестяще продемонстрировано проявление отражения окружающей действительности на уров­не физических и социальных значений как самостоятельных уровней. Существуют эксперименты, показывающие отсутствие социальных значений у животных.

Итак, проникновение в ситуацию может проявиться разной глубиной охвата действительности как физического, биологи­ческого, социального и личностного мира, в котором соответ­ственно отражаются физические параметры, экологические свойства, социальные значения и личностные смыслы, после­дние не только отражаются, но и обмениваются.

Возможность отражать действительность с доминированием "уровня значений" является достоянием развитой психики. Но очевидно и другое: возможность проявление эпизодического доминирования и других уровней.

Ширину охвата действительности при построении образа, при ее понимании обеспечат компоненты этой способности – по­знавательные процессы: от непроизвольных и непосредствен­ных до произвольных, опосредствованных и обобщенных.

Таким образом, расширение или сужение сознания может происходить как в глубину, так и в ширину. Так нам представ­ляется изменение субъективной семантики сознания (Артемье­ва, 1999).

0908566322670979.html
0908680220782009.html
0908770838537943.html
0908892455204623.html
0908926646059452.html